Вы находитесь здесь:Главная/Новости/Непростые вопросы религии, или Как остаться толерантным

Непростые вопросы религии, или Как остаться толерантным

Непростые вопросы религии, или Как остаться толерантным
05.12.2023

Писать на религиозные темы светскому человеку считается или моветоном, или же внешние цензоры могут зашикать и замахать руками, дескать, ты что, это же святое, это – табу. Тем не менее мы считаем, что проблема есть и её нужно обсуждать.

Хотя по Конституции у нас религия отделена от государства, но мы видим, как религиозные институты исподволь присутствуют или начинают находиться в некоторых сферах государственной деятельности, не имеющих отношения к религии по своей природе.

И в первую очередь нашим читателям надо понять, что данная статья не направлена против какой-либо религии вообще, а идёт попытка прояснения определенных эзо- и экзотерических моментов, присутствующих в нашей жизни.

Пробуждённая религия

Казахи – мусульмане суннитского вероисповедания ханафитского толка. Хотя в Казахстане, в силу поголовной религиозной неграмотности населения, мусульмане в массе своей не смогут объяснить разницу между суннитами и шиитами, не говоря уже об отличиях ханафитов, например, от исмаилитов.

Вообще, интересно наблюдать со стороны жизнь мусульманской уммы (общины) в Казахстане. После распада Советского Союза, на заре пробуждения религиозных чувств, бывшие комсомольцы и коммунисты, с успехом преподававшие предмет «Научный атеизм», в одночасье превратились в людей, время от времени ходящих в мечеть и благоговейно (а кто и нарочито благоговейно) внимающих там всему происходящему.  А некоторые бывшие учителя физкультуры или парторги стали муллами, выучив пару-тройку насущных сур Корана.

А всё происходящее внутри храма обставляли зачастую служители, порой сами не понимающие глубинных процессов исламского учения. И вот когда совсем какой-нибудь юноша, после прочтения подобающей суры, начинает с умным видом рассуждать о превратностях бытия, то в его словах не слышится искренность и, естественно, опыт. Да и невдомек людям, что он читает суры-то с неприятным акцентом на арабском языке; это происходит у него механически, во время чтения он не отдается направленности действа, хотя, по идее, должен бы переживать за сказанное через свои эмоции и внутреннее одухотворенное состояние.

Взятку давать можно?

В последнее время религиозность в Казахстане стала приобретать гипертрофированные формы, сопряжённые с неприятием всего, что идёт вразрез с понятиями людей, проповедующих и агитирующих за своё понимание религиозных догматов, интерпретируемых ими в своем мировоззрении. Причём, всё это распространяется через обширный охват аудитории соцсетей. Совсем недавно много шума наделало признание российского муллы, объявившего домбру харамом (запрещаемое и осуждаемое исламским шариатом). Другой, уже доморощенный имам, заявляет, что, оказывается, взятку давать… можно. Дескать, тебя принуждают, а тебе нужно семью кормить, а грешником окажется взяткополучатель. Разлетелось также видео, как в одной мечети прихожане по очереди целуют какую-то непонятную лампу якобы с божественным светом, причем человек, держащий сей предмет, не протирает его антисептиком, ну прям как в церкви, когда толпы целуют иконы или из одной ложки принимают «божественный» Кагор.

По одёжке встречают…

Как писалось в некоторых открытых источниках, в постсоветском Казахстане взят курс на внедрение «правильного» ислама. На практике это оборачивается тем, что местный образ ислама постепенно утрачивает свои уникальные черты как по форме, так и по содержанию. Поэтому не стоит удивляться, что внешними проявлениями религиозности стали хиджабы, абайя, паранджа, чадра, никаб, в которые облачаются местные мусульмане.

   - Вопрос о том, должны ли казашки носить хиджаб, уже несколько лет муссируется в прессе. Однако ответ специалистов однозначен: хиджаб никогда не был традиционной одеждой для женщин Казахстана. Без сомнения, во всех четырёх мазхабах (учение, доктрина – М.Д.) ислама говорится о том, что женщины должны закрывать определённые части тела от посторонних взглядов. Но в казахском языке нет даже слова "хиджаб", есть совершенно другая народная одежда, которая является традиционной и при этом не противоречит религиозным убеждениям, – отмечает теолог Елнар Берикбаев.

Демонстрация веры

Качество религиозной грамотности в местных условиях ведет к тому, что религиозные тексты, составленные 10 веков назад, интерпретируются вне связи с современностью. На практике это все чаще ведёт к преобладанию внешней демонстрации религиозности: хиджабы и намазханы в учебных заведениях, мусульманские фитнес-залы, мусульманские купе в поездах, «халальная» индустрия. Бесконечные ссылки на религиозные тексты и авторитеты вместо открытой дискуссии – это тоже отражение современного качества религиозного просвещения. Оно скорее ведет к доминированию ортодоксальной интерпретации ислама. И потом, ошибочно считать, что знание религиозных текстов ведет к более просвещенной вере. Верующий человек просто верит, независимо от того, посвящен ли он в тонкости догматики или нет.

Официальная религия

С одной стороны, для верующего, наверное, не принципиально, что в суннизме четыре основных направления или мазхаба – ханафитский, шафиитский, маликитский и ханбалитский. Все эти школы признают правомерность друг друга, а человек может сделать самостоятельный выбор, какого мазхаба быть приверженцем, и следовать той школе, с принципами и положениями которой он согласен.

В исламе порицается фанатичная приверженность к какому-то определенному мазхабу, и человеку не вменяется в обязанность следовать во всех религиозных вопросах мнению какого-то одного мазхаба. Однако на деле мы слышим, как в проповедях имамы подчеркивают исключительность только официально принятого в Казахстане мазхаба, уподобляя другие изгоям, отщепенцам и раскольникам.

Да, ислам – единая религия всех мусульман, но это не исключает наличия разногласий между представителями основных направлений ислама. Между представителями разных течений ислама существуют также достаточно значительные несовпадения в вопросах, касающихся основных принципов юридических решений, а также в вопросах характера мусульманских религиозных праздников.

Для неофита без разницы, что основные направления суннитов и шиитов содержат в себе ответвления – алавитов, ахмадитов, ибадитов, друзов, исмаилитов и прочих.

А уже чем сунниты отличаются от шиитов (не только кратностью намаза), и сколько халифов признают сунниты, ответят лишь посвященные.

Специфика работы

Есть и другая, неприглядная сторона религиозной жизни. О ней не принято говорить вслух, но от неё никуда не денешься. Некоторые люди в верхушке ДУМК – Духовного управления мусульман Казахстана (и эта «традиция» идёт с советских времен), как говорят, совмещают свою работу с другой, – откуда они и были командированы – из одной весьма специфической службы с названием из трех букв. Что, однако, наблюдается и в православном мире.

Или, например, приглашение мулл по разным печальным или радостным поводам. Посидит вот такой мальчик с умным видом, прочтет подобающую в этом случае суру и… берет мзду за выступление. То, что служители культа берут деньги на похоронах, свадьбах или других подобного рода мероприятиях, в корне противоречит духу ислама, об этом автору строк во время его поездок в Иран и Иорданию говорили улемы (богословы), решительно осуждая такую практику. И как увидеть в вышеописанных ситуациях людей возвышенно духовных, не стяжателей?  Как разглядеть в них людей, несущих в мир любовь, к ближним, добро и бескорыстие, а то выходит какое-то сострадание за деньги.

Кстати, в Иране улемы (ахунды) знают, как минимум один западный язык, в образовании не замкнуты лишь на хадисах и тафсирах (толкование Корана), что говорится, «погружены в материал», с ними приятно дискутировать.

Превратности богослужения

Вспоминается и другой эпизод из нашего недавнего прошлого, связанный с предыдущими примерами. Я, сидя в амманской гостинице с арабскими друзьями, делился впечатлениями и подводил предварительные итоги моей поездки. Диктор с ретранслируемой телеканалом картинки радостно вещал о том, как в соборной мечети Астаны встречали Нурсултана Назарбаева и как на торжественном молебне возносили ему хвалу. Арабы переглянулись между собой, и в воздухе повис немой вопрос, обращенный ко мне. Поскольку я и ранее писал и постоянно говорю об этом, то мне пришлось объяснять друзьям с Ближнего Востока, что таковы особенности ислама по-казахски. Что во всех мечетях во время проповедей служители культа, предположительно по установке муфтията, в свою очередь действующего, как говорят, по указанию администрации президента, вещают о лидере нации, его политике, жизнедеятельности и прочих вещах, абсолютно никаким боком не связанных с отправлением богослужений. У арабов это не укладывалось в голове: но также нельзя, хутба (мусульманская проповедь) предназначена не для этого! Люди пришли в дом Аллаха и не должны погружаться в светские дела! Это кощунство, это не ислам, так нельзя, это грех – говорили мои, в общем-то не очень сильно набожные, друзья-мусульмане. Что я мог ответить им?

Особенности бытия

И ещё. Крайне неприятно смотреть, как человек, по пятницам ходящий в мечеть, может уже в субботу пойти на той и наклюкаться там до положения риз, даже не задумываясь о том, что совершает он богохульство. Видимо, тот самый комсомолец из него ещё не скоро выветрится.

Некоторые, праведными или неправедными путями добившиеся положения в обществе и богатства, строят мечети и… называют их именами своих отцов, дедов, братьев, сестер, что недопустимо вообще. Нигде в исламских странах такого не происходит. Там храмовые сооружения называют или по месту расположения, или именами халифов, взятыми из Корана.

Единственная вера?

История проникновения и распространения ислама в Казахстане такова, что «ислам по-казахски» никогда не был «чистым», а представлял собой смесь ислама и местных языческих религий. Процесс его установления в Казахстане был длительным и сложным, занял несколько веков. И мусульманство стало, по сути дела, единственной религией казахов.

    - Мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. Между киргизами (прежний этноним казахов в царской России) ещё много таких, которые и не знают и имени Магомета, и наши шаманы во многих местах ещё не утратили своего значения, – отмечал Чокан Валиханов в XIX веке, но тут же добавлял, что категорически против гонения на служителей культа: «Гонение придаёт преследуемой вере, как замечено было не раз, еще больше энергии и жизненности».

Привычный микст

В настоящее время ислам воспринимается казахским населением как составная часть этнической идентичности. Основная масса казахского населения считает себя мусульманами и соблюдает в той или иной мере хотя бы часть исламских обрядов и предписаний. Например, обряд обрезания (сундет) совершает подавляющая часть казахов, погребение по мусульманским обрядам производят все казахи.

Тем временем наряду с исламом среди верующих казахов сохраняются и некоторые обычаи доисламского периода, как противоречащие, так и в принципе не перечащие исламу.

Празднование Наурыза – прихода весны по астрономическому солнечному календарю. Есть обряды тусау-кесу (обрезания пут), обряды отрезания волос по достижении новорождёнными малышами возраста 40 дней. Зачастую можно услышать, как казахи иногда используют слово «Тәңір», «Кудай» как синоним слова Аллах. Мальчикам бреют голову, оставляя лишь волосы на макушке, которые заплетают в косичку (чтобы бог Тенгри мог подхватить ребёнка, оступившегося на жизненном пути).

Получился этакий микст прежних и нынешних богов, верований, традиций, укладов; главное, чтобы это не превращалось в навязывание исключительно своего образа жизни и не мешало тем, кто или отрицает, или индифферентно относится к этому. Это, знаете, как в ресторанах: кто-то не курит, а кто-то, чтобы покурить, идёт в отведённое для этого место.

TOP